Friday, 12 08 2022
Friday, 12 08 2022
Министр ознакомился с работами по капитальному ремонту автодороги Иджеван-Айгепар
Министр ОНКС наградил членов мужской сборной по шахматам — серебряных призеров Chess Olympiad 2022
Ожидается погода без осадков, температура воздуха повысится
По решению премьер-министра глава комитета кадастра уходит в отпуск
Гюмрийская спортсменка на юношеском чемпионате Европы по тяжелой атлетике в Польше завоевала 3 золотые медали
17:20
Ситуация вокруг Лачинского коридора должна быть решена на основании пункта 6 трехстороннего заявления: МИД РФ
Относительно следующей встречи спецпредставителей Армении и Турции нет никаких договоренностей : МИД Армении
16:42
Министерство ИД РФ сообщило об организации до конца августа контактов с Арменией и Азербайджаном
Ремонтируется дорога республиканского значения Гюмри-Капс-Амасия
Пропускаемость грузовых автомобилей через Верхний Ларс увеличилась на 10%, но проблема не решена: министр экономики
Расписание паромной переправы скоро будет опубликовано: министр экономики Армении Ваан Керобян
Посол Армении в Италии встретилась с мэром города Тревиньяно-Романо
Правительство в программе интенсивного садоводства снижает суммы субсидии и предоставляемой компенсации
14 августа Армянская Апостольская Церковь отметит праздник Успения Богородицы: состоится церемония освящения винограда
Проблемы на участке дороги Татев-Агван почти решены, укладывается третий слой асфальта: министр ТУИ Армении
В Гюмри будет отмечаться Международный день молодежи
Украина – моя вторая половина
Генрих Мхитарян стал автором гола в товарищеском матче
Что может означать заявление Байрамова о строительстве дороги по территории Ирана?
Премьер-министр Армении и президент Ирана обсудили вопросы, касающиеся региональных развитий и вызовов безопасности
12:35
По факту смерти военнослужащего Эрика Карсаяна возбуждено уголовное дело
С 12 по 25 августа в столице пройдет ММФ «Симфонический Ереван»
В Кашатагском районе Арцаха начали эвакуировать памятники
Министр обороны РА посетил Национальный исследовательский университет обороны МО
В а/п»Звартноц» встретили мужскую сборную по шахматам— серебряных призеров Chess Olympiad 2022
Какова численность населения Армении
Президент Арцаха принял группу родственников пропавших без вести военнослужащих
Торжественная присяга новобранцев ВС РА: в их рядах также первенец армяно- нигерийской семьи
Существенных нарушений режима прекращения огня и инцидентов в Арцахе не зафиксировано
В 8-омМФК документальных фильмов «Абрикосовое дерево» в Уджане примут участие документалисты из 20 стран

«Пиррова победа» Алиева: почему Баку говорит о переговорах, а не о войне 

Проходящие в рамках формата Минской группы ОБСЕ переговоры по Карабахскому конфликту и в 2017 не зафиксировали серьезных подвижек в деле урегулирования проблемы. Верховное руководство Армении само признается, что за последние два года Армения и Азербайджан не ведут переговоров вокруг пунктов урегулирования конфликта по объективным причинам – имея в виду возникшую на фронте напряженность и опасность возобновления конфликта.

Цель переговоров

После апрельских боев 2017 года переговоры в основном были направлены на ослабление эскалации на линии соприкосновения конфликтующих сторон, и предотвращение новых столкновений.

Во всяком случае, таков подход Армении, Арцаха и посредников Минской группы. Таким образом, с точки зрения людей, рассматривающих данный вопрос «непрофессиональным взглядом», будь то население Армении, Арцаха, Азербайджана или международное сообщество вообще, в вопросе решения проблемы нет серьезного прогресса, потому что, говоря решение проблемы, мы подразумеваем такую договоренность между посредниками и всеми сторонами конфликта, которая удовлетворила бы всех. Но, конечно, все относительно, и прогресс также может быть относительным. Этот конфликт и политико-дипломатические развития вокруг него, которые условно назовем Карабахским процессом, похож на живой, развивающийся организм. И в условиях невозможности окончательного решения проблемы каждая из сторон пытается решить свою задачу, улучшить свои позиции.

Главное трактовка, а не факты

Таким образом, проблема не решается, а в этой ситуации стороны продолжают конфликтовать как на военном, так и политико-дипломатическом фронтах. Процесс настолько сложен и многослоен, а сведения о проходящих в закрытом режиме переговорах настолько скупы, что это создает широкое поле для того, чтобы стороны конфликта и в особенности придающих большое значение гибридной войне Азербайджан, прибегали к разного рода спекуляциям, и представляли процесс в выгодном им свете. Здесь важны не сами факты, а трактовка – как и с какими акцентировками будут представлены переговоры или, как говорят американцы, как это можно «продать» собственному населению. Вспомним, что карабахский вопрос как в Армении, так и в Азербайджане является очень важным, а иногда и играющим решающую роль внутриполитическим фактором. Это, конечно, тема для иного обсуждения, но примем это обстоятельство в качестве некой истины и вернемся к предыдущему вопросу.

Новогоднее желание Алиева

И вот в этой ситуации президент Азербайджана Ильхам Алиев сделал очередное заявление подобного рода в своем новогоднем послании 2018 года, сказав, что Азербайджан в 2017 году усилил свои позиции в этом вопросе, и «Армения присоединилась к переговорам, несмотря на то, что прежде выдвигала предусловия».

Комментируя эти слова президента Азербайджана, политолог Грант Мелик-Шахназарян в беседе с Первым Информационным выразил мнение, что заявление Алиева логично. Он в своем итоговом предновогоднем послании попытался показать азербайджанскому обществу некий результат, но подобные оценки в действительности должны быть обоснованы определенными фактами, а фактов нет, и Алиев не может и представить подобные факты.

«Алиев в течение 2017 года, а также и во второй половине 2016 года был вынужден противостоять международному давлению в связи с апрельской агрессией и провалом переговорного процесса. Затем он также пытался найти оправдания в вопросе венских и санкт-петербургских договоренностей, и, по сути, и вовсе избегал возобновления переговорного процесса. Но мы видим, что Алиев изолируется, на него оказывают давление и заставляют, чтобы он поехал на встречу, и эта встреча прошла по той повестке, которую разработала армянская сторона, то есть, снова говорилось об ослаблении напряженности и о выполнении достигнутых договоренностей, и мы увидели, что в конце 2017 года Алиев был вынужден отказаться от провоцирования напряженности. С этой точки зрения я считаю, что 2017 год еще больше углубил пропасть между Алиевым и международным сообществом. Следовательно, неверно утверждение о том, что 2017 год был удачным годом для Азербайджана. Это, пожалуй, можно принять за новогоднее желание Алиева, и его желание показать своему обществу какой-то результат», — прокомментировал политолог.

Было ли правильным ехать в Женеву?

Грант Мелик-Шахназарян говорит, что руководство Армении согласилось принять участие во встрече на уровне президентов, организованной под эгидой Минской группы ОБСЕ в Женеве 16 октября – только лишь по той причине, чтобы поддержать продолжение мирного переговорного процесса, и взаимопонимание, сформированное между Ереваном и посредниками Минской группы, и в этом смысле было бы неправильным отклонить предложение сопредседателей Минской группы.

Что сдерживает агрессора?

По оценке нашего собеседника, на сдерживание военной активности Азербайджана повлияли все факторы – как более эффективная оборона армянской стороны на передовой линии, так и международное давление на Азербайджан в последнее время, а также и внутренние проблемы в этой стране, и позиция посредников, а скорее – неодобрение намерению Баку предпринять новое военное нападение.

«Все нужно рассматривать в единой логике. Алиев видит, что из-за его политики, армянская сторона ужесточает свою позицию, и 2017 год был одним из доказательств этому. Например, если до этого армянская сторона говорила об уступках, настаивала только на сохранении лачинского коридора, то сейчас говорит, что мы не уступит все те территории, уступка которых может вызвать угрозу для безопасности Арцаха.

Предвыборная ложь

Алиев с одной стороны пытается действия азербайджанской стороны в Карабахском процессе представить, как успех и победу Баку, но с другой стороны, казалось бы, он меньше чванится, делает меньше жестких, милитаристских заявлений о захвате Карабаха военным путем. Фактически, он говорит о своем желании вести переговоры, а не начать войну. А между тем обстановка на линии соприкосновения за последние месяцы существенно изменилась, став спокойнее. Чем это объясняется?

Отвечая на этот вопрос, Г. Мелик-Шахназарян напомнил, что для Азербайджана 2018 год – год выборов, и Алиев, естественно, за этот период попытается постоянно показывать достижения своей власти – даже если их и нет.

«Начиная с этого момента они составляют часть предвыборной агитации. Сейчас в Азербайджане открывается сезон лжи, и Алиев воспользуется этим случаем, чтобы выставить себя в позитивном свете. Так он решает задачу обеспечения своей власти после 2018 года», — добавил наш собеседник.

Не извлеченные уроки

Несомненно, руководство Азербайджана часто делает мягко говоря абсурдные и весьма уязвимые для критики заявления как о Карабахском вопросе, так и об Армении и армянах вообще. Аргументы слабы, искажены, «вырваны из контекста» – как любят говорить политики. Их можно часами высмеивать и критиковать. Но с другой стороны, не нужно забывать, что наряду со всем этим подлежит критике и политическое руководство Армении. Насколько бы слабыми не были утверждения Алиева о том, что Азербайджан в 2017 году укрепил свои позиции в Карабахском вопросе, и сколько бы ВС Армении и Арцаха не совершили за последние полтора года достойной всяческой похвалы работы для усиления обороны и предотвращения новой агрессии противника, тем не менее, мы считаем, что официальный Ереван не сумел надлежащим образом использовать факт последовательно осуществляемой Азербайджаном политики ненависти к армянам и одного из проявлений это политики – апрельской агрессии 2016 года – перевести урегулирование проблемы в правовое поле и подвергнуть пересмотру принятые более 10 лет назад принципы урегулирования конфликта с целью изменить международное восприятия решения этой проблемы.

Проще говоря, нашей приоритетной задачей должно было быть и продолжает оставаться следующее – доказать, обосновать, что Карабахский конфликт не о территориях, а о реализации и защите естественных прав населения Карабаха, что в условиях угрозы физического уничтожения армянства Карабаха первоочередным шагом должно быть не «возвращение территорий» Азербайджана или выведение армянских войск с «оккупированных территорий» — как на этом настаивают в Азербайджане, а обеспечение безопасности народа Арцаха – посредством права на самоопределение арцахцев и международного признания статуса Арцаха. Вопреки подобным ожиданиям, президент Армении в июле 2017 года в эфире передачи «Р-Эволюция» заявил, что «после Четырехдневной апрельской войны в нашей принципиальной позиции какого-либо нового подхода нет». Правда, армянская сторона продолжает настаивать на необходимости выполнения венских и санкт-петербургских договоренностей, чтобы была снижена напряженность на линии соприкосновения, и были предотвращены столкновения в дальнейшем, а кроме того армянские правозащитники в прошлом году обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с иском касательно изучения преступлений Азербайджана в ходе Апрельской войны, но этот шаг пока не стал частью дипломатической политики Армении. С этой точки зрения Армения тоже не может гордиться своими дипломатическими успехами в 2017 году.

Հեղինակներ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
Արթուր Աղաբեկյան
Արթուր Աղաբեկյան
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
Դավիթ Գրիգորյան
Դավիթ Գրիգորյան
Категории
Ուղիղ
Новости
Поиск