Wednesday, 17 08 2022
Wednesday, 17 08 2022
Министр здравоохранения представила подробности о состоянии здоровья пострадавших вследствие взрыва в «Сурмалу»
Египет выразил соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Пропавшими без вести на территории торгового центра «Сурмалу» считаются 3 человека
Патриарх Кирилл направил Премьер-министру Армении и Католикосу всех армян телеграммы соболезнования
Гражданин Ирана, считавшийся пропавшим в ТЦ «Сурмалу», в данный момент находится в Грузии
17:45
Выражаю искренние соболезнования нашим армянским друзьям: премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили
Работа Ереванского метрополитена восстановлена
Поступило сообщение, что в здании Территориальной налоговой инспекции в Гюмри заложено взрывное устройство
Президент Сербии в связи с трагедией в Ереване направил Ваагну Хачатуряну телеграмму соболезнования
Вход в обрушившееся здание ТЦ «Сурмалу» опасен для спасателей: заместитель министра по ЧС
В Ереване и в ряде областей температура воздуха достигнет + 39 — + 41 градуса
Волонтеры Армении будут особенными: с ними встретился соучредитель STARMUS
Министерство иностранных дел Албании выразило соболезнования в связи с взрывом в Ереване
Сурен Папикян дал высокую оценку российскому присутствию на Южном Кавказе
В аэропорту «Звартноц» и на некоторых станциях метрополитена взрывных устройств не обнаружено
Посольство Японии в Армении выразило соболезнования в связи с взрывом в ТЦ «Сурмалу»
Количество пропавших в торговом центре «Сурмалу» 8 человек: поисковые работы продолжаются
Установлены личности 13 из 16 погибших в результате взрыва в ТЦ «Сурмалу»
В медицинских центрах лечение продолжают получать 7 пострадавших в результате взрыва в ТЦ «Сурмалу»
14:15
Президент Грузии выразила соболезнования в связи с трагическим взрывом в Ереване
Поступил сигнал о взрывных устройствах, установленных на станциях метрополитена: пассажирские перевозки прекращены
Свободная продажа пиротехнической продукции должна быть запрещена: Тигран Авинян
Относительно одного человека из считающихся пропавшими поступил звонок, что его нет в стране: министр по ЧС
Starmus IV: В поисках будущего человечества среди звезд
Левон Аронян успешно стартовал в турнире по быстрым шахматам FTTx Crypto Cup
В Армении объявят день траура
В Армении стартовал конкурс «Воин мира»
Генсек ОДКБ направил телеграмму соболезнования премьер-министру РА
Количество жертв взрыва в ТЦ «Сурмалу» достигло 16 человек: продолжаются поисково- спасательные работы
Посольство Ирана выразило соболезнования в связи с трагическим происшествием в Ереване

Шансы на то, что появится “дорожная карта” – меньше 50-и процентов

Собеседником Первого Информационного является Ариэль Коэн — известный советолог, эксперт в области внешней политики, безопасности и международных отношений, ведущий эксперт Фонда «Наследие» (Heritage Foundation). Сферы его профессиональной экспертизы — экономическая и финансовая политика России, российско-американские отношения, проблемы добычи и транспортировки нефти в зоне Каспийского моря, этнические конфликты, а также отношения России с постсоветскими странами.
— Господин Коэн, заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон утверждает, что США играют большую роль в урегулировании конфликтов на Южном Кавказе, однако по инициативе России было проведено 7 трехсторонних встреч между президентами Армении, России и Азербайджана, 3 из которых – в текущем году. Какие результаты, по Вашему мнению, имели эти встречи, и могут ли стороны придти к соглашению по поводу подписания “дорожной карты”, как об этом заявил на днях министр иностранных дел Азербайджана Мамедьяров?
— Во-первых, я хочу разделить надежду г-на Мамедьярова, и было бы, конечно, очень хорошо, чтобы саммит ОБСЕ ознаменовался таким важным событием, как подписание или даже объявление “дорожной карты “. К сожалению, я — пессимист, потому что уже прошло 16 лет со дня прекращения огня 1994 года, “а воз и ныне там”, как говорит русская басня. Поэтому, было бы очень хорошо, если бы обе стороны сейчас пришли бы к соглашению по “дорожной карте”. Это открыло бы ворота для мирного процесса, для улучшения отношений между Арменией и Турцией, тем более, что Турция сейчас вычеркнула Армению из списка стран, представляющих угрозу, и это было бы в интересах как народов обеих сторон, так и беженцев. Но как я уже говорил, я с одной стороны пессимист, а с другой — реалист, поэтому я думаю, что шансы для такой “дорожной карты” меньше чем 50 процентов, или как говорится ,“50 на 50”, то есть они есть, но малы.
— Многие эксперты говорят о том, что интересы США в регионе ослаблены, а Россия взяла на себя роль лидера в организации переговоров по урегулированию конфликта. Как Вы считаете, Россия действительно стремится к урегулированию конфликта или такая активность скорее носит пропагандистский характер?
— Нет, Россия сформулировала свою позицию по Южному Кавказу и по всему постсоветскому пространству. Это — создание зоны привилегированных интересов, как это сформулировал в своей речи Дмитрий Медведев 31 августа 2008 года. В рамках создания такой зоны, Россия использует весь дипломатический и военно-политический инструментарий, начиная от договора ОДКБ и заканчивая соглашениями о дислокации российских воск, военных баз и поставок вооружений. Главной стратегической целью России является создание такой вот зоны. Какими инструментами это будет достигаться – это, в общем-то, вопрос тактики.
Что касается Соединенных Штатов, да, действительно, из-за того, что Соединенные Штаты слишком заняты в Афганистане, в Ираке и экономическими проблемами, интерес к постсоветскому пространству во время администрации Обамы упал. И этим пользуются не только Россия, но и другие региональные игроки, в том числе Иран, Турция, транснациональный ислам и т.д. Мне, как человеку, смотрящему из Вашингтона, кажется, что именно баланс между интересами Соединенных Штатов, России, Европы и естественно интересами самих независимых государств, в том числе, на Южном Кавказе — это было бы идеально. Гегемония одного из игроков – это нежелательно, приводит к нежелательным последствиям.
— “Армянская сторона не собирается нападать первой, но в случае необходимости контрудар станет окончательным”,- об этом в пятницу вечером заявил в Карабахе президент Армении Серж Саргсян, присутствуя на военных учениях АО НКР. С другой стороны, Баку довольно часто заявляет о военном пути урегулирования карабахского конфликта. Насколько сегодня реальна угроза возобновления войны?
-Я считаю, что если страны выдвигают во главу угла дипломатию, то от языка угроз нужно уходить.
— “В госдепартаменте нет более подготовленного человека для работы послом США в Азербайджане, чем Метью Брайза”,- на днях об этом заявил посланник госсекретаря США по вопросам энергетики Евразии Ричард Морнингстар. Как Вы думаете, почему Соединенные Штаты сконцентрировались именно на кандидатуре Брайзы, что мешает администрации Обамы поменять кандидатуру Брайзы?
— Любая администрация в Вашингтоне не хочет, чтобы ей диктовали, кого назначать послом, ни в Баку, ни в Ереван, ни в какой другой город. Да, действительно Метью Брайза – дипломат с огромным опытом работы в регионе, и от его назначения выиграют сами Соединенные Штаты, но также и Армения, и Азербайджан.
-“Турция хочет, чтобы проблема между Арменией и Азербайджаном была решена мирным путем на основе взаимного уважения”, – заявил на днях министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу. Подобные заявления мы слышим чуть ли не каждый день, но фактические интересы Турции, в связи с карабахской проблемой, создали тупиковое положение. Что, по Вашему мнению, может изменить ситуацию в армяно-турецких отношениях?
— Я думаю, что, во-первых, достаточно четко должен быть прописан вопрос об отсутствии взаимных территориальных претензий. Это должны будут сделать оба правительства и заявить об этом в совершенно однозначных формулировках. Во-вторых, на мой взгляд, должен быть больший прогресс с обеих сторон по обсуждению, пониманию и соглашению о том, что произошло во время Первой Мировой войны и после нее с армянским гражданским населением в Османской Империи. Мне кажется, что этот вопрос тормозится, может быть, даже с обеих сторон и очень сильно, и это приводит к высокой эмоциональной нагрузке на эти отношения. Третий момент: мне кажется, что важно, чтобы Турция подтвердила, если не на словах – на деле, свою приверженность принципам светской республики. Уход Турции в сторону исламизации может угрожать не только турецко-армянским отношениям, но и всему региону.
— Роль Ирана в регионе в последние месяцы несколько усилилась, власти Ирана заявляют о своих интересах в различных процессах. Между Ираном и Грузией в последнее время происходит сближение. С чем Вы это связываете?
— Я это связываю, в том числе, и с достаточно слабой политикой Вашингтона по отношению к Тегерану. Вашингтон продолжает говорить о дипломатии, в то время как Иран продолжает развивать свою ядерную программу. И без давления на Тегеран, Иран будет еще больше пытаться усиливаться в регионе. Грузино-иранские отношения пока, конечно, не вызывают особого беспокойства, но усиление Ирана в регионе в целом безусловно будет вызывать напряженность и беспокойство. Более того, я хочу добавить, что получение республиканцами большинства в нижней палате представителей еще больше усилит внимание Вашингтона к безответственной внешней политике Исламской Республики.
— Несколько дней назад власти Грузии подтвердили информацию о том, что в Тбилиси проходит закрытый судебный процесс над двумя гражданами Армении, которые обвиняются в контрабанде высокообогащенного урана. Тбилиси сейчас уже уверен в российском происхождении контрабандного урана. Какое влияние может иметь данный инцидент на региональную политику?
— Вопрос контрабанды урана – вопрос щекотливый и является вопросом для спецслужб и таможенных служб. Тут необходимо, безусловно, сотрудничество между службами России, Грузии, Армении, Турции и других региональных игроков. Понятно, что контрабанда высокообогащенного урана – это уголовное преступление, чреватое самыми серьезными последствиями для жертв, которые могут быть в результате нарушения режима нераспространения, т.е. в результате взрыва “грязной бомбы” или, не дай Бог, термоядерного устройства или атомной бомбы. Куда направлялся этот уран, была ли это провокация каких-то спецслужб для того, чтобы выявить какие-то преступные группировки, занимающиеся контрабандой, у меня этих деталей, к сожалению, нет. Но это не первый раз, когда высокообогащенный уран утекает с постсоветского пространства на территорию стран терактов, стран которые пытаются заполучить либо ядерное оружие, либо высокообогащенный уран для создания “грязной бомбы”. Также такие радиоактивные материалы могут попасть в руки Аль-Каиды и других, вплоть до Хизбаллы. Поэтому это очень серьезный вопрос, я надеюсь, что и спецслужбы Соединенных Штатов, и других государств проявляют к этому самое пристальное внимание.

Հեղինակներ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
Արթուր Աղաբեկյան
Արթուր Աղաբեկյան
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
Դավիթ Գրիգորյան
Դավիթ Գրիգորյան
Категории
Ուղիղ
Новости
Поиск