Saturday, 22 01 2022
Saturday, 22 01 2022
Армянская АЭС и «Росатом» подписали Меморандум о взаимопонимании по сооружению новых атомных энергоблоков
Хачанов проиграл Надалю в третьем круге Australian Open
Акоп Акопян и Артур Манукян избраны членами Комиссии по телевидению и радио
Начинается сотрудничество между «Ноа» и испанской «Сельтой»
В Кёльне обсуждены инвестиционные возможности Армении
Кандидат в омбудсмены обещает уделять особое внимание проявлениям антиармянской политики Баку
Премьер-министр принял делегацию Европейского союза
Температура воздуха в Армении в ночь на 22-е января понизится на 6-8 градусов
Председателем Совета попечителей НПУА избран Тигран Авинян
Областная администрация Котайка и Институт физической культуры и спорта подписали Меморандум о сотрудничестве
Эдуард Мартиросян представил подробности строительства новой атомной станции в Армении
Саудовская Аравия приветствует Армению: в рамках «Дубай Экспо 2020» две страны выступили с культурной программой
Назначен новый председатель Комитета по туризму Армении
Армянский Патриарх Константинополя прокомментировал процесс нормализации отношений Армения-Турция
16:04
МИД РФ считает первоочередной задачей начало процесса делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы
Сурен Папикян ушел в отпуск
Арарат Мирзоян и члены делегации ЕС обсудили шаги по повышению уровня безопасности на армяно-азербайджанской границе
Зась видит необходимость практической работы по делимитации и демаркации границы между Арменией и Азербайджаном
Надеюсь, что Армения и Азербайджан посредством компромиссов смогут установить стабильный мир: Армен Саркисян
ЕС ведет активную работу по скорейшему возвращению армянских военнопленных
Давид Папазян назначен председателем Совета директоров авиакомпании «Флай Арна»
“Черный январь” 1990 года и что ему предшествовало: Черная пропаганда Азербайджана против армян
Эрдоган предложил организовать встречу Путина и Зеленского с глазу на глаз
В «Реабилитационном городе героев» психологическая поддержка будет оказываться при помощи цифровых технологий
В Армении за прошедший день подтверждено 628 случаев заражения COVID-19, летальных исходов нет
Реклама азартных игр будет запрещена: Парламент Армении принял проект в первом чтении
Маяк в Ханье, здание мэрии города Александруполис в Греции осветились цветами армянского триколора
Внесено ходатайство об освобождении экс-министра обороны Давида Тонояна под личное поручительство
Делегация Европейского командования США посетила Армению с рабочим визитом
США подарили Армении медоборудование для мобильного госпиталя на сумму 665 тыс долларов

В зону ответственности российской военной базы будут входить также вероятные угрозы Армении со стороны Грузии

— На 64-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН будет обсуждаться проект резолюции «Об обстановке на оккупированных территориях Азербайджана». Этим проектом резолюции карабахский конфликт из «внутригосударственного» перерастает в международный. Преамбула проекта указывает на протоколы об ответственности за военные преступления и преступления против человечества. Какие шаги должны предпринимать власти Армении для предотвращения принятия проекта?
— Методом предотвращения принятия проекта резолюции могут стать консультации с государствами — членами Генеральной Ассамблеи и советы им – не голосовать «за». Но в ООН, особенно в Генеральной Ассамблее, эта вероятность невелика – из-за практики блокового голосования. Члены Организации Исламская Конференция, Движения неприсоединившихся стран, и некоторые другие государства – члены ООН по традиции голосуют за Азербайджан и здесь не следует иметь больших ожиданий. Но Армения может работать со странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, с делегацией ЕС и с другими дружественно настроенными делегациями, голосование которых имеет большую политическую весомость для урегулирования конфликта, чем это имеют те страны, которые содействует Азербайджану. Это, вероятно, не изменит итог голосования, но может четко изменить его ценность – в пользу нас и во вред нашим оппонентам.
— Как вы оцениваете итоги визита президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в Армению? Какое значение может иметь этот визит для будущего переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта?
— Визит Дмитрия Медведева оцениваю как важное событие для Армении и развития ситуации в регионе. Вы отметили карабахскую тематику. Широко освещались также вопросы сотрудничества в области обороны: военные базы и военно-техническая отрасль. Равноценное, может быть, даже более важное значение имели также договоренности, которые были зарегистрированы во время визита и касались сферы ядерной энергетики, транспорта и коммуникационных инфраструктур и трехстороннего сотрудничества (имеется в виду сотрудничество Россия – Иран – Армения в вопросе строительства железной дороги из Ирана в Армению, — прим. пер.). Это имеет стратегическое значение для Армении.
Заметно, что подводя итоги визита, российская сторона акцентирует внимание на экономических задачах, а армянская — на теме Нагорного Карабаха и безопасности. Это было очевидно 20 августа во время совместной пресс-конференции Медведев-Саргсян и, вероятно, отражает первостепенные вопросы для сторон и их взаимные ожидания.
Что касается перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, то, по моему, визит придал процессу позитивный импульс, хотя не думаю, что это позволит решить хоть один из несогласованных вопросов. Такую цель в рамках этого визита, наверное, и не преследовали. Такое впечатление, что Россия сегодня стремится параллельно процессу сопредседательства в Минской группе ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта восстановить свой самостоятельный посреднический почерк — почти так же, как это было до середины 90-ых годов, до саммита ОБСЕ в Будапеште. Это связано не только с увеличением могущества России, но еще и с тем фактом, что в последние годы результативность ОБСЕ уменьшилась, а это влияет на его структуры, в том числе и на Минскую группу. Пока для нас – для Армении и Нагорного Карабаха — остаются важными формат и принципы Минской группы, Россия не придает такое большое значение этому факту, хотя считает, что МГ в нынешней своей ситуации более приемлема, чем какая-нибудь другая структура, но Минская группа не неприкосновенна.
Больших ожиданий в переговорном процессе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта на ближайшее будущее, как будто, нет. Но есть другая тенденция, которая, по-моему, приобретает влияние на перспективы урегулирования. Это изменяющаяся динамика локального соотношения сил в регионе Южного Кавказа. Армения и Азербайджан явно вошли в этап военной модернизации (Азербайджан давно, а Армения в последнее время), в итоге Армения надеется удержать и укрепить статус-кво, а Азербайджан – перевернуть ситуацию. Это больше взаимоисключающие, чем взаимодополняемые цели. В последствие задача посредников, в том числе и задача России, должна быть – в первую очередь не допустить столкновения этих целей, а затем — содействовать политическому урегулированию конфликта на основе взаимных уступок.
— Недавно в интервью, данном азербайджанским СМИ, министр иностранных дел России Сергей Лавров, затрагивая тему соглашения о продлении срока присутствия российских военных баз в Армении, отметил: «Главной целью российской военной базы является обеспечение интересов РФ. В рамках этих интересов, несомненно, создание стабильности на Южном Кавказе и в Каспийском регионе. Эта цель была поставлена перед российскими военными базами еще в то время, когда был подписан договор. Эта цель никак не изменилась из-за очередного продления на 49 лет». Если ничего не изменилось, что является причиной беспокойства Азербайджана и Грузии?
— Конечно, изменилось. По новому протоколу функции военной базы расширились. Если прежде целью базы было обеспечение безопасности Армении совместно с Вооруженными силами Армении «по границе бывшего Советского Союза», то по новому протоколу формулировка «по границе бывшего Советского Союза» снята. То есть, задачей военной базы будет защита безопасности Армении по всей территории республики, а не только по протяженности границ с Турцией и Ираном. Это придает функции безопасности новый аспект и объем, и в то же время входит в соответствие с доктриной безопасности Армении, которая является главной отправной точкой при анализе безопасности нашей страны.
Прибавилось еще одно положение, в соответствии с которым Россия берет на себя принципиальное обязательство – снабжать Армению современным оружием и техникой (статья 3-я договора). Хотя беспокойство Азербайджана и Грузии необоснованно, но исходит оно из того, что отныне в зону ответственности военной базы будут входить исходящие из их территорий вероятные угрозы, направленные в сторону Армении. Кроме этого, беспокойство Грузии, конечно, связано с отношениями этой страны с Россией, а беспокойство Азербайджана – с фактом нагорно-карабахского конфликта и стратегической конкуренцией Баку с Ереваном.
— Официальная позиция Москвы в урегулировании карабахского конфликта – «стороны сами должны достичь урегулирования», однако Азербайджан, кроме войны, не может найти другой выход. Реальны ли разговоры о том, что Азербайджан может начать военные действия на этом этапе?
— Баку предъявил России требования, касающиеся карабахского конфликта, но насколько результативными окажутся эти старания, будет видно только в течение времени. Армения должна очень внимательно следить за российско-азербайджанскими отношениями и пытаться повлиять на них. Армения также должна с должной серьезностью отнестись к собственным отношениям с Россией – никогда не предаваясь той мысли, что эти отношения предназначены свыше и несокрушимы. Наоборот, к этому нужно отнестись как к процессу, который подлежит постоянной модернизации и переосмысливанию.
Что касается вероятной войны со стороны Азербайджана, то исключить подобную возможность нельзя. Важно, чтобы Армения проявляла правильную линию политического, экономического, военного и психологического поведения, чтобы удержать Азербайджан от решения вопроса военным путем. Азербайджан должен четко сознавать, что новая война погубит его, а Армения, в свою очередь, должна развивать те свои возможности, которые в случае войны обеспечат реальное и моральное преимущество нашей страны по отношению к противнику.
— Россия намерена передать Азербайджану два дивизиона зенитно-ракетных комплексов C-300 «Фаворит» для противовоздушной обороны. В кругу экспертов факт воспринимается как мессидж, дающий Азербайджану карт-бланш для начала войны и возобновления военных действий. Что скажете по этому поводу?
— Я не согласен с тем мнением, что это приведет к свободе действий Азербайджана или будет побуждать его к развязыванию войны. C-300 – оборонная техника и она более укрепляет оборону Азербайджана, чем прибавляет потенциал атаки. Но все же этот факт беспокоит, и Армения должна суметь равноценно проконсультироваться с российской стороной по этому вопросу. Не думаю, что Армения может предотвратить каждый факт продажи российской военной техники Азербайджану, но необходимо, чтобы армянская сторона в этих вопросах имела возможность раннего оповещения и информационного обмена с российской стороной, чтобы предотвратить то, что считает нужным и сбалансировать остальное. Думаю, что последним протоколом о военной базе и прошедшими переговорами создалась юридическая и рамочная основа для решения этой задачи.
— Разделяете ли вы недавно распространившееся мнение о том, что США уступили регион России, и эта ситуация укрепляется с политической, экономической и военной точек зрения?
— Я так не думаю. В регионе США не были более влиятельной силой, чем Россия, поэтому и не могли уступить свои позиции России. Это впечатление наверное создалось под влиянием двух факторов – из за российско-грузинской войны и провалом американской политики в Грузии и из за увеличения влияния России на Южном Кавказе в течении последних лет, что произошло благодаря систематическому и более целенаправленному продвижению ею собственных интересов.
Конечно, после русско-грузинской войны ожидания Грузии на счет американского вмешательства изменились, но отношения США с Арменией и Азербайджаном продолжали развиваться прежними темпами, а с Россией эти отношения приобрели небывалый объем.
В США сегодня позитивно воспринимают ту роль, которую играет Россия в регионе — в контексте региональной стабильности и безопасности, так как это содействует созданию взаимопонимания в глобальных и региональных вопросах, что имеет первостепенное значение и для русских, и для американцев.
Россия имеет более чем двухвековой опыт на Южном Кавказе, а Америка – опыт двух десятков лет. Различаются также геополитические и общественные критерии двух стран в рамках восприятия региона. Независимо от нынешних тенденций, большая часть этих различий сгладится со временем, параллельно общественному и технологическому прогрессу. Для геополитической сущности региона самым важным фактором в долгосрочных планах является самостоятельная и совместная мощь народов, направленная к превращению региона в зону развития и сотрудничества, а не зону столкновений. Развитие этого умения самая главная задача, которая стоит перед регионом и, наверное, главная ценность. Осознание этого факта даст возможность будущему поколению властей южно-кавказских стран работать совместно, для того, чтобы помочь региону найти и осмыслить весь свой геополитической потенциал.

Հեղինակներ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
Արթուր Աղաբեկյան
Արթուր Աղաբեկյան
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
Ժիրայր Ոսկանյան
Ժիրայր Ոսկանյան
Категории
Ուղիղ
Новости
Поиск