Wednesday, 17 08 2022
Wednesday, 17 08 2022
Министр здравоохранения представила подробности о состоянии здоровья пострадавших вследствие взрыва в «Сурмалу»
Египет выразил соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Пропавшими без вести на территории торгового центра «Сурмалу» считаются 3 человека
Патриарх Кирилл направил Премьер-министру Армении и Католикосу всех армян телеграммы соболезнования
Гражданин Ирана, считавшийся пропавшим в ТЦ «Сурмалу», в данный момент находится в Грузии
17:45
Выражаю искренние соболезнования нашим армянским друзьям: премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили
Работа Ереванского метрополитена восстановлена
Поступило сообщение, что в здании Территориальной налоговой инспекции в Гюмри заложено взрывное устройство
Президент Сербии в связи с трагедией в Ереване направил Ваагну Хачатуряну телеграмму соболезнования
Вход в обрушившееся здание ТЦ «Сурмалу» опасен для спасателей: заместитель министра по ЧС
В Ереване и в ряде областей температура воздуха достигнет + 39 — + 41 градуса
Волонтеры Армении будут особенными: с ними встретился соучредитель STARMUS
Министерство иностранных дел Албании выразило соболезнования в связи с взрывом в Ереване
Сурен Папикян дал высокую оценку российскому присутствию на Южном Кавказе
В аэропорту «Звартноц» и на некоторых станциях метрополитена взрывных устройств не обнаружено
Посольство Японии в Армении выразило соболезнования в связи с взрывом в ТЦ «Сурмалу»
Количество пропавших в торговом центре «Сурмалу» 8 человек: поисковые работы продолжаются
Установлены личности 13 из 16 погибших в результате взрыва в ТЦ «Сурмалу»
В медицинских центрах лечение продолжают получать 7 пострадавших в результате взрыва в ТЦ «Сурмалу»
14:15
Президент Грузии выразила соболезнования в связи с трагическим взрывом в Ереване
Поступил сигнал о взрывных устройствах, установленных на станциях метрополитена: пассажирские перевозки прекращены
Свободная продажа пиротехнической продукции должна быть запрещена: Тигран Авинян
Относительно одного человека из считающихся пропавшими поступил звонок, что его нет в стране: министр по ЧС
Starmus IV: В поисках будущего человечества среди звезд
Левон Аронян успешно стартовал в турнире по быстрым шахматам FTTx Crypto Cup
В Армении объявят день траура
В Армении стартовал конкурс «Воин мира»
Генсек ОДКБ направил телеграмму соболезнования премьер-министру РА
Количество жертв взрыва в ТЦ «Сурмалу» достигло 16 человек: продолжаются поисково- спасательные работы
Посольство Ирана выразило соболезнования в связи с трагическим происшествием в Ереване

“Мубаракизация” Сержа Саргсяна – вопрос времени: речь Левона Тер-Петросяна на митинге 18.02.2011г (видео)

Первый Информационный представляет полный текст выступления лидера Армянского Национального Конгресса, первого президента Армении Левона Тер-Петросяна на митинге 18-го февраля 2011-го года в Ереване у Матенадарана:

“Дорогие соотечественники,

Если попытаться оценить почти трехмесячный отрезок времени, прошедший после последнего митинга, то вряд ли можно признать его богатым бурными событиями. Но одновременно будет ошибочным считать его периодом спокойствия или затишья, если принять во внимание глубинные процессы, происходящие во внутренней жизни Армении. Я имею ввиду те знаменательные проявления социального протеста и гражданской активности, которые имели место в течение этого времени.

* * *
Однако прежде чем перейти к этим проблемам, хотел бы, пусть бегло, обратиться к двум основным вопросам внешней политики Армении: процессам урегулирования Карабахского конфликта и армяно-турецких отношений, а точнее, к последним заявлениям и комментариям Сержа Саргсяна относительно этих процессов, вызывающим серьезную озабоченность. В этой связи особенно примечательно интервью, данное им 27-го января радиостанции “Эхо Москвы”, которое бросается в глаза рядом тревожащих, если не сказать, вызывающих возмущение моментов.

Так, говоря о том, почему Карабах не участвует в процессе урегулирования собственного вопроса, Саргсян сказал буквально следующее: “На самом деле переговоры ведет Армения. Потому что, нет другого выхода. Азербайджан просто не хочет вести переговоры с Нагорным Карабахом”. Фактически, Саргсян с одной стороны признает, что в данном случае Армения поддалась шантажу Азербайджана, с другой – не считает нужным напомнить, что согласно решению Будапештского Саммита ОБСЕ 1994 года Нагорный Карабах наделен полноправным мандатом стороны конфликта, который не одна международная инстанция не отменяла, и правомочность которого не зависит от прихоти Азербайджана. Так случаен ли этот странный провал в памяти? К сожалению, нет; что не может означать ничего иного как то, что Саргсян, по примеру своего предшественника, вовсе не намерен возвратить Карабаху статус субъекта конфликта и полноправного участника переговоров и тем самым существенно усилить позиции армянской стороны в процессе урегулирования. По поводу вышеприведенного комментария Саргсяна трудно обойти вниманием также следующий парадокс: постоянно говоря о необходимости разрешения Карабахского конфликта на основе права народов на самоопределение, Саргсян не находит, что в действительности он сам и попирает это право. Поскольку, о каком самоопределении может идти речь, если субъект самоопределения ставится вне процесса, призванного распорядиться его судьбой?

В том же интервью, Серж Саргсян повторяет недавно озвученную им угрозу, что в случае, если Азербайджан развяжет войну, Армения признает независимость Нагорного Карабаха, на этот раз выразив эту мысль следующим образом: “Признание Нагорного Карабаха будет, если Азербайджан начнет боевые действия”. По моему мнению, однако, это не столько предостережение Азербайджану, сколько заявление для внутреннего пользования — в ответ на требование признания Нагорного Карабаха, выдвинутое фракцией “Наследие” в Национальном Собрании. Это заявление, несомненно, преследует цель убедить общественность, что режим Армении, якобы, ни то, что вообще против признания Карабаха, а ждет для этого наиболее удобного повода, которым может стать возобновление войны Азербайджаном. Что касается угрозы признания Карабаха, то, думаю, всем ясно, что это не тот рычаг, которым можно пресечь намерение Азербайджана решить вопрос военным путем. Есть намного более действенные и эффективные рычаги, которые саргсяновский режим упорно игнорирует. Это оздоровление внутриполитической ситуации в стране, экономическое развитие, искоренение коррупции, прекращение эмиграции, повышение боеспособности армии и прочее. Не сознавать этих реалий и заниматься никчемным пустословием равносильно преступному бездействию, если не сказать государственной измене.

Много более чудовищно последовавшее за этим соображение Саргсяна относительно вероятности возобновления войны: “Мы против войны”, — говорит он и тут же добавляет: “Это не означает, что мы боимся воевать. Мы должны защищаться. У нас другого выхода просто нет. Потому что, если каким-то чудом, хоть на час, Карабах окажется под управлением Азербайджана, там ни одного армянина не останется. Какая разница, каким образом потерять Карабах?” Чудовищно здесь последнее предложение процитированного отрывка – “Какая разница, каким образом потерять Карабах? (хочет сказать: войной или переговорами?)”. Это высказывание дает основание заключить, что Саргсян в глубине души смирился с мыслью о потере Карабаха, и сейчас его единственная забота состоит в том, чтобы это произошло, по крайней мере, после героической борьбы – пополнив тем самым нескончаемую череду моральных побед армян и породив очередную политическую легенду: “Что мы могли сделать? Мы до конца выполнили свой святой долг, но потерпели поражение в неравной борьбе. Мир предал нас, союзники наши нам изменили, и так далее, и так далее”. Однако если ему кажется, что этой дешевой уловкой он сможет в очередной раз ввести народ в заблуждение и избежать ответственности, то он глубоко ошибается. Общество сегодняшней Армении – это не общество 20-х годов прошлого века, чтобы наивно проглотить эту сказку.

В интервью радиостанции “Эхо Москвы” Саргсян многословно обращается также к процессу урегулирования армяно-турецких отношений, считая необходимым, прежде всего, отметить следующее: “Когда этот процесс мы начали, у нас не было такой уверенности, что обязательно отношения наладятся, откроются границы”. Очевидно, что это ответ на предъявляемое ему резонное обвинение в том, что подписав армяно-турецкие протоколы и приостановив их ратификацию, турки фактически обманули армян и получили то, что хотели. Это жалкая попытка самооправдания, которой он стремится заверить общественность в том, что, якобы, турки не то что его обманули, а он сам заранее знал, что его инициатива может провалиться. Саргсян не замечает, однако, что тем самым ставит себя еще в более неловкое положение, говоря другими словами – попал из огня да в полымя. Получается, что некто, претендующий на звание “государственного мужа” может, подвергая опасности свою страну, затеять дело, не будучи уверенным к каким результатам оно приведет. Это что – дипломатическая незрелость, политический авантюризм или тактика игорного дома (по-английски — gamble)? Выбирайте, что хотите.

Более курьезно, однако, что факт срыва процесса урегулирования армяно-турецких отношений Саркисян отнюдь не считает провалом своей дипломатии, а даже пытается увидеть в этом позитивный результат. А позитивным, по его мнению, является то, что мир убедился, что в этом виновата не Армения, а Турция. Как будто мир – это “Комиссия по этике”, от решения которой зависит судьба народов и государств. Предположим, однако, мир действительно убедился, что виновата Турция, предположим, международное сообщество пристыдило эту страну. Ну и что из этого?
Турция от этого пострадала? И если даже и пострадала, то разве этот моральный ущерб целиком и полностью не компенсируется ее весомыми политическими достижениями, а именно – вырванным у армянской стороны согласием на создание комиссии армянских и турецких историков и приостановлением процесса признания Геноцида Армян в Конгрессе США? Кстати, так называемый моральный ущерб, также весьма сомнителен, так как ни одна страна или международная организация не выразила порицания Турции, не пригвоздила ее к позорному столбу, не наказала. Так что, кто бы ни мечтал, чтобы и Армения, взамен на такие значительные достижения понесла бы хоть десяток подобных моральных потерь? В политике или дипломатии никто не застрахован от ошибок и неудач. Но оказаться в смешном положении — это уже унизительно как для руководителя государства, так и, особенно, для нации.
Еще одно нерасчетливое с точки зрения перспектив урегулирования армяно-турецких отношений заявление Серж Саргсян сделал в прошлом месяце во время официального визита на Кипр: “Армяне всегда без колебаний поддерживали братьев-киприотов, и – почему нет? – боролись за территориальную целостность Кипра… Армения никогда не принимала и не примет никаких попыток расчленения братского Кипра. Мы не смирились и никогда не смиримся с оккупацией севера этой дружественной нам страны. Мы вместе с вами помним о Фамагусте и других захваченных Турцией территориях. Помним, так как забыть – означает смириться с создавшейся ситуацией, смириться с насилием, учиненным по отношению к этой стране. Мы называем вещи их истинными именами с тем, чтобы преступление не было сокрыто, а вопрос Кипра нашел свое справедливое и правовое решение”. Таким образом, Саркисян привносит в арсенал внешней политики Армении новый аргумент – кипрскую карту, что, по моему мнению, нерасчетливо по нескольким соображениям: а) это создает новые трудности в деле урегулирования армяно-турецких отношений; б) при достижении положительного сдвига в направлении улучшения этих отношений Армения окажется в неудобном положении, будучи вынужденной отказаться от вышеупомянутой карты; в) подобная щедрость Армении удивительным образом не компенсируется равнозначным заявлением Кипра или Греции относительно вопроса Карабаха. С учетом этих соображений оценка, данная заявлению Саркисяна, может показаться даже слишком мягкой. Хотя с другой стороны не исключаю, что здесь я ошибаюсь, и это заявление даже очень расчетливое в самом прямом смысле слова, если принять во внимание необходимость политических гарантий вкладов высокопоставленных государственных чиновников Армении в кипрских банках.

* * *

А теперь перейдем к характеризующим внутреннюю ситуацию в Армении проявлениям социального протеста и гражданской активности, поводом к которым послужили очередные притеснения представителей малого бизнеса и социально необеспеченных слоев населения со стороны властей. Речь идет о запрещении уличной торговли в Ереване, двукратном повышении таможенной платы за перевозки на ввозимые товары, упразднении института инспекторов-доставщиков социальных пенсий, обязательном страховании автомобилей и ограничении на передвижение по территории Армении автомашин с грузинскими государственными номерами. Понятно, что в результате этих мероприятий десятки тысяч семей лишатся источников дохода и вынуждено отправятся на чужбину, а с другой стороны – вновь останутся в выигрыше монополисты, и еще более возрастут цены на товары широкого потребления. Следовательно, вполне естественна та, прокатившаяся по всей стране, впечатляющая волна протеста и недовольства, которая в последние недели значительно повысила и так давно существующую в Армении социальною напряженность.
Подобные демонстрации протеста имели место и в прошлом – связанные, в частности, с выселением жителей улицы Бюзанда, изменениями в законе об упрощенном налоге, установкой кассовых аппаратов на ярмарках, вопросами, возникшими с рынком ювелирных изделий, нарушениями прав таксистов и т.д.

С сожалением должен заметить, однако, что все эти проявления социального недовольства были стихийными, разрозненными, не приводящими к серьезным проявлениям солидарности трудящихся, в частности к формированию профсоюзов. Причины этого, однако, надо искать не столько в их неопытности и разобщенности, сколько в отсутствии независимых судов, так как не может быть сильного профсоюзного движения, если нет независимого суда. Организаторам и участникам стихийных демонстраций протеста мешало и то обстоятельство, что они упорно избегали политизации вопроса — думая, что таким образом они с большей легкостью достигнут восстановления своих попранных прав. Это прискорбное заблуждение, так как не секрет, что любое социальное движение, в конце концов, становится политическим фактором, который в демократических странах проявляет себя в результатах выборов, а в диктаторских странах – в виде революций.

Как бы то ни было, умело используя отмеченные слабости социального движения, властям удалось – когда ничтожными уступками, когда удовлетворением требований части протестующих, а когда и запугиванием некоторых активистов – одну за другой погасить почти все возникавшие до сих пор волны недовольства. Вместе с тем, вовсе не стоит недооценивать значения этих, пусть кажущихся пока неэффективными, пусть стихийных, пусть разрозненных волн протеста. Эта та необходимая школа формирования гражданского общества, которую, вольно или невольно, обречен пройти любой народ. Благодаря именно этому все новые и новые слои общества шаг за шагом становятся участниками политической жизни. Так что не следует отчаиваться и считать, что если властям до сих пор тем или иным образом удавалось нейтрализовать проявления социального недовольства народа, то это им удастся и впредь. Время от времени поднимающиеся волны протеста — это те капли, которые в один прекрасный день переполнят чашу терпения народа, против чего власти окажутся бессильны. Даже сегодня власти не всемогущи и не всесильны, доказательством чему является то, что под давлением общественного мнения они неоднократно были вынуждены изменять свои намерения и уступать требованиям различных социальных слоев, СМИ, правозащитных организаций. Вспомним, хотя бы, что они отказались от отмены закона об упрощенном налоге, оказались не в состоянии сокрыть уголовные дела Халафяна, офицера-садиста и педагога-педофила, отозвали свое решение о сносе летнего зала кинотеатра “Москва”. Внешне это может показаться незначительными успехами, однако, по сути, содержит в себе огромный заряд мужания гражданского общества.

Значительно более мощными и решительными, по сравнению с прошлыми, видятся сегодняшние проявления социального протеста: демонстрации, связанные с запрещением уличной торговли, повышением таможенной платы за перевозки на ввозимые товары и ограничениями передвижения автомашин с грузинскими госномерами. Это объясняется, во-первых, тем, что эти злополучные мероприятия затрагивают интересы несравненно большего числа людей, и, во-вторых, тем обстоятельством, что страна сегодня находится в худшем социально-экономическом положении, чем два-три года назад. Вместе с тем, успех этих демонстраций, как и в прошлом, зависит от того, насколько готовы их организаторы выйти за узкие рамки социальных требований и политизировать вопрос, осознав, наконец, что пока сегодняшние власти не ушли со сцены, в Армении никаких позитивных перемен быть не может. Напротив, ситуация будет все ухудшаться, так как режим не имеет никаких намерений отказаться от своей хищнической политики – ценой полного обнищания народа обеспечить собственное беспредельное обогащение. Если так будет продолжаться, то мелкое и среднее предпринимательство, как таковое, просто перестанет существовать, и все богатство страны окажется в руках высших государственных чиновников, известных своими бандитскими нравами и нескольких десятков монополистов; неизбежным последствием чего станет полный отток населения из Армении и Карабаха.

Армянский Национальный Конгресс со всей ответственностью заявил, что готов оказать как правовую, так и консультационную и организационную поддержку всем основанным на справедливых требованиях гражданским инициативам и при положительном отклике их руководителей, непосредственно приступить к этому делу.
Я абсолютно не сомневаюсь, что прокатившаяся по Киргизии, Тунису, Египту, Алжиру, Йемену и другим странам волна мирных всенародных демонстраций, преследующих цель избавиться от ненавистных диктаторских режимов, рано или поздно дойдет и до нас, так как положение нашего народа ничуть не лучше, чем в этих странах, а режим Армении не менее диктаторский и ненавистный, чем их режимы. Хотя угроза возобновления Азербайджаном Карабахской войны в случае внутренних потрясений в Армении всегда сковывала действия и вызывала серьезные опасения Армянского Национального Конгресса, но доведенный до последней черты отчаяния народ, которому уже нечего терять, может в один прекрасный день, грубо говоря, наплевать и на мнение Конгресса, и даже на Карабах.
Власти не могут нескончаемо спекулировать на Карабахском вопросе и бесконечно подчинять ему решение внутренних проблем Армении. Не следует пренебрегать также тем существенным обстоятельством, что события в Киргизии, Тунисе и Египте отнюдь не были спровоцированы или организованы оппозиционными силами, а явились следствием стихийного социального недовольства, которое в краткие сроки переросло в неукротимые политические восстания. Если власти не сделают правильных выводов из этих поучительных событий, то рано или поздно подобное произойдет и в Армении, и вся ответственность за это падет на Сержа Саргсяна и возглавляемый им бандократический режим.

Единственное средство избежать нежелательных развитий – это внеочередные президентские и парламентские выборы, которые стали уже нечто большим, чем политической необходимостью и переросли в вопрос самого существования нации и государства. Вместо того, чтобы предпринять конкретные шаги, направленные на кардинальное выправление ситуации, режим убаюкивает себя рефреном: “В Армении социального бунта не будет”. Однако, к несчастью тех, кто так думает, так называемый социальный бунт, как говорится, имеет дурную привычку – он становится заметным лишь тогда, когда уже произошел. День социального взрыва, следовательно, нагрянет так же нежданно-негаданно, как день Страшного Суда, а “мубаракизация” Сержа Саргсяна – всего лишь вопрос времени”.

Перевод текста на русский язык предоставлен пресс-службой Армянского Национального Конгресса

Հեղինակներ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
ԳՈՀԱՐ ՀԱՅՐԱՊԵՏՅԱՆ
Արթուր Աղաբեկյան
Արթուր Աղաբեկյան
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
ՎՈԼՈԴՅԱ ՄՈՒՇԵՂՅԱՆ
Դավիթ Գրիգորյան
Դավիթ Գրիգորյան
Категории
Ուղիղ
Новости
Поиск